Н.Д.Бойко. Выбор тарифной политики на потребительском рынке электрической энергии




                                               

БОЙКО Николай Дмитриевич. Инженер-электрик. Родился 25 мая 1936 г. в ст. Новодеревянковская Краснодарского края.Окончил Львовский политехнический институт в 1959 г.
После окончания института работал на инженерных и административных должностях в энергетических управлениях Калининской и Львовской областей.
1973-1988 - начальник планово-экономического управления Министерства энергетики Украинской ССР.
1988-1991 -заместитель начальника, начальник Главного экономического управления Минэнерго СССР; 1991-1993 - начальник Главного управления экономического регулирования в угольной промышленности и электроэнергетике Министерства топлива и энергетики РФ;
1993-1995 - начальник Департамента экономики Российского акционерного общества энергетики и электрификации (РАО "ЕЭС России") Министерства топлива и энергетики РФ; 
1995-1996 вице-президент РАО "ЕЭС России".
1996-1999 - первый заместитель председателя Федеральной энергетической комиссии РФ. Награжден орденом Дружбы Народов, медалями
Умер 17 марта 2013 г. в г. Москве, Россия. 





Продолжение -  Особенности потребительского рынка. Тарифная политика.



     1. Электрическая энергия – товар или услуга?

     Второе столетие электрическая энергия служит людям, а вопрос организации её купли - продажи до сих пор остаётся предметом споров, проб и ошибок. Трудность решения задачи заключается в том, что электрическая энергия не имеет свойств обычного товара, её нельзя продать со склада или через прилавок, её невозможно вернуть обратно. Энергия, проявив своё действие в виде количественной меры движения материи, прекращает своё существование в момент потребления, т.е. потребление энергии происходит в момент её производства, что также отличает энергию от обычного товара.
     Опыт промышленного применения энергии уводит нас к 18-му столетию. В 1784 году Джеймс Уатт запатентовал паровую машину для промышленного применения, которая была снабжена центробежным регулятором скорости вращения вала, что делало её способной для обработки всевозможных деталей. Принципиальная схема такой машины совместно с приводимыми механизмами приведена на рисунке 1 (примечание: для удобства читателей все рисунки настоящей статьи сведены в одну в презентации, приводимую ниже, там же даны все пояснения и сокращения к ним)

























  

Н.Д.Бойко Рисунки к статье "Выбор тарифной политики на потребительском рынке электрической энергии"



     В данной установке энергия топлива, превращаясь в энергию пара, а затем,- через систему цилиндров и поршней, -  в механическую энергию вращения вала, приводила в движение станки или иные механизмы. По сути это была механическая энергетическая система, со всеми присущими её особенностями:
     - Одномоментность производства, передачи, распределения и потребления энергии;
     - Невозможность накопления для использования (или продажи) в удобное время;
     - Невозможность потребления энергии или её производства вне системы.
     Энергия паровой машины, расположенной на фабрике, выполняла полезное действие или работу по производству товаров, но сама в качестве товара проявиться не могла, поскольку возникала и исчезала внутри технологического процесса изготовления продукта.
     Такая же паровая машина, но в передвижном исполнении, выполняя, например, по заказу фермера, работу по обмолоту зерна, фактически производила энергию для продажи на сторону. Но и в данном случае она, не проявляясь в качестве отдельного продукта, включалась в стоимость услуги (в данном случае -  по обмолоту зерна).
     Столетний опыт производственного использования паровой машины при оказании всевозможных услуг был без каких-либо рыночных исследований перенесен и на электроэнергетическую систему. 
     В 1882 году Томас Алва Эдисон на базе паровой машины построил первую в мире электростанцию общественного пользования. Соединив с паровой машиной электрический генератор и заменив вал, шкивы и ременную передачу проводами электрического тока, Эдисон   превратил механическую систему в электроэнергетическую систему со всеми её особенностями (рис. 2 презентации).
     Электрическая энергия выступила уже как продукт производства, готовый к продаже, в любой точке подсоединения потребителя к электрической сети (к электроэнергетической системе). Однако, поскольку энергия не воспринималась как товар, а также, поскольку первым потребителем электроэнергии выступило уличное и квартирное освещение, общество увидело в ней новый вид услуг коммунального обслуживания - услугу по энергоснабжению (по сходству, например, с водоснабжением или топливоснабжением).
Началась эпоха энергоснабжения. Энергоснабжение – это продажа энергоснабжающей организацией (а дальнейшем - ЭСО) электрической энергии в точке подсоединения электрических сетей потребителя к электрическим сетям энергоснабжающей организации по тарифу, включающему в себя стоимость производства электрической энергии на электростанции и стоимость её передачи и распределения по электрическим сетям.
     Энергоснабжение, как новый вид выгодного бизнеса, сулило предпринимателям устойчивые и гарантированные доходы, поскольку перед ними открывалось, образно говоря, необозримое поле новых услуг. За право  энергоснабжения вспыхнула жесточайшая конкуренция. В целях недопущения злоупотреблений государство вынуждено было взять на себя регулирование отбора фирм для закрепления их в качестве энергоснабжающих организаций в определенной географической зоне. В обмен на такую привилегию государство получило право ценового регулирования энергоснабжающих организаций и ввело контроль качества обслуживания потребителей электрической энергии. При этом право на энергоснабжение получала фирма, гарантирующая не просто минимальные тарифы на электроэнергию. Эти тарифы должны были гарантировать потребителю  получение выгоды от экономии его расходов, например на освещение квартиры, в результате применения электрической энергии. Тарифы на услуги по энергоснабжению в значительной степени зависели от издержек на содержание электрических сетей. В период развития электрификации подключение новых потребителей является фактором снижения удельных расходов на содержание сети. Этот фактор, известный как эффект масштаба, стал определяющим при отнесении электроэнергетики к естественным монополиям. Так возникли вертикально интегрированные, регулируемые государством  естественной монополии - ЭСО. Простые по форме и понятные для потребителя, общественности и органов власти, они начали широко тиражироваться по миру. 
     Обоснование Михаилом Иосифовичем Доливо-Добровольским оптимальности системы трёхфазного переменного тока и создание им в 1888-1889 гг. трёхфазного асинхронного двигателя, а 1891 году - первой электропередачи трёхфазного тока позволили раздвинуть границы электроснабжения и сделать электрическую энергию незаменимой в промышленности. Региональные энергосистемы технологически сливались в объединенные энергетические системы. Между смежными энергосистемами возникала межсистемная торговля электрической энергией (в данном случае электрическая энергия начинает проявлять свойства товара). Но по отношению к потребителям ЭСО продолжала выступать в качестве вертикально интегрированной естественной монополии.
     К 60-м годам ХХ века вертикально-интегрированные электроэнергетические структуры начали охватывать целые страны. Вертикально интегрированная электроэнергетика, осуществляя энергоснабжение в рамках государственного регулирования, успешно решала вопросы электрификации, расширения  и технического перевооружения, повышения эффективности параллельной работы крупных электростанций в составе единых систем.
     Логика энергоснабжения с государственным регулированием тарифов на электрическую энергию, как общепринятый и понятный инструмент электрификации, представлялась долгие годы верной.
    Тем  не менее, опыт государственного регулирования накопил массу негативных оценок. 
     Как известно, регулируемый тариф выполняет три основных функции.
     1) Регулируемый тариф – это экономическое поручение органа государственного регулирования в адрес потребителя. Поэтому, для его понимания потребителем, тариф должен обладать простотой и ясностью.
Выше было показано, что основной целью государственного регулирования тарифов на электрическую энергию была гарантия получения потребителем выгоды от применения электрической энергии. Но эту формулу выдержать можно при первом включении потребителя в сеть. В силу роста цен на топливо, материалы и услуги сторонних организаций ЭСО через определенный период времени объективно поставила вопрос перед органами государственного регулирования о повышении тарифов. И когда потребитель получил новое поручение в виде повышенного тарифа и увязал его со своим объемом потребления электрической энергии и с результатами своего нерегулируемого бизнеса, то он не увидел обещанной гарантии о дополнительном доходе. Потребитель, не принимавший участия в формировании повышенных тарифов, при всей их простоте, не сумеет понять (или не захочет понять) посылку нести дополнительные расходы на электрическую  энергию. Естественно, реакция потребителя в данном случае будет негативной. Таким образом, уже первое обоснованное повышение тарифов вызвало недовольство потребителей. Как явление, вызывающее конфликт интересов, повышение тарифов на электрическую (и тепловую энергию) и в настоящее время является непопулярным действием органов государственного регулирования и ЭСО.
     2)  Регулируемый тариф – это установленная органом государственного регулирования экономическая основа существования и развития самой естественной монополии. Разумеется, что тариф должен соответствовать расходам по бесперебойному энергоснабжению потребителей в текущем времени и в перспективе. Поэтому тариф не может быть ниже критической отметки, за которой начинаются проблемы с энергоснабжением. Найти такую точку и установить соответствующий этой точке тариф – в этом заключается искусство и мудрость государственного регулирования, выражением чего является баланс интересов потребителя и субъекта регулирования. Однако, сам факт определения такой точки не снимет раздражения потребителя до тех пор, пока сам потребитель не убедится, что любое снижение тарифов ниже установленного  уровня приведет к перебоям в его энергоснабжении. А такую убеждённость потребитель может получить только через горький опыт, связанный с аварийными отключениями, возникновение которого (опыта) противоречит основной функции тарифов, а значит недопустим. А раз недопустим, то недовольство потребителя повышением тарифов предопределено. Особо большую негативную реакцию потребителя вызывают решения органа государственного регулирования, предусматривающие повышение тарифов для всех потребителей, в то время как необходимость такого  решения вызвана проблемам части потребителей.
     3) Третья функция, которую выполняет регулируемый тариф – это способность его выступать в качестве инструмента экономической и социальной политики.
     В данном случае процесс установления тарифов выходит далеко за рамки компетентности органа государственного регулирования. Властям часто требуется поддержка регулирующих органов в проведении определенных мероприятий в области социальной или промышленной политики, в том числе путем перераспределения доходов за счет перегруппировки тарифов – перекрестное субсидирование. Эта мера, если она проводится гласно, на базе осознанного компромисса и применяется временно и под известную в обществе программу экономического роста, тем более с условием возврата в последующем повышенных расходов за счет эффекта масштаба или устранения очагов неэффективности, в принципе не несёт в себе нежелательных последствий  в экономическом плане. Но в остальных случаях избыточное вмешательство властей в регулирование естественных монополий приводит либо к недостаткам средств у естественной монополии, что приводит к ухудшению параметров энергоснабжения, либо к простому перераспределению доходов между потребителями без последующих компенсаций.
     Негативный опыт государственного регулирования не исчерпывается  вышеприведенным перечнем. В литературе [1] проблемы государственного регулирования сводятся к трем главным критическим замечаниям:
     1.Издержки и эффективность.
     Главной целью государственного регулирования является установление экономически обоснованного тарифа, соответствующего обоснованным издержкам и нормальной прибыли (по перечню обоснованных расходов). В действительности ЭСО действуют на основе ценообразования по принципу «издержки плюс». Это означает, что менеджмент ЭСО не заинтересован разрабатывать и внедрять мероприятия по снижению издержек или будет проводить эту работу формально (официально сэкономил, неофициально перерасходовал). Зачем снижать издержки, если результатом будет «вознаграждение» в  виде пониженных тарифов? Поскольку изобретательность менеджмента неограниченна, такая практика вошла в экономическую теорию государственного регулирования как фактор «Х-неэффективности». Кроме того, в отдельных случаях установлено, что субъект регулирования прибегает и к бухгалтерским ухищрениям, чтобы добиться завышенных тарифов.
     2. Недостатки комиссий.
     Как правило, комиссии не соответствуют предъявляемым к ним требованиям по разным причинам. То ли они «захвачены» или контролируются субъектами регулирования, то ли в аппарате комиссий работают бывшие сотрудники субъектов регулирования, то ли работники органов регулирования менее квалифицированы по сравнению с работниками субъектов регулирования. Всё это вместе с другими возможными факторами становится инструментом гарантирования прибылей и защиты регулируемой отрасли от потенциальной новой конкуренции, которую могли бы создать технологические изменения.
     3. Регулирование  конкурентных секторов.
     Замечено, что в отдельных случаях регулирующие органы не содействуют развитию конкуренции в потенциально конкурентных отраслях или секторах, устанавливая регулируемые тарифы там более выгодные, нежели они были бы при вводе конкуренции. В литературе (1) приводятся примеры  возможность таких проявлений.
     На основании международного опыта и в процессе длительных дискуссий общепринятым тезисом конца 1980-х – начала 1990-х годов стало признание того, что:
     - Эффект масштаба, который долгое время играл роль аргумента в пользу естественно-монопольных структур, потерял свою актуальность (вероятно, по мере завершения электрификации).
     - Новые технологии привели к тому, что электростанции оказались вполне способными конкурировать между собой.
     - Электроэнергетическая отрасль перестала быть естественной монополией в качестве единого целого и в ней должно отыскаться место для конкуренции, которая должна стать силой повышения эффективности отрасли и снижения стоимости электроэнергии для потребителя.
     Таким образом, в середине ХХ века электрическая энергия была признана в качестве товара со всеми его свойствами, в том числе и по способности её производства на условиях конкуренции. В мире начался переход от эпохи энергоснабжения к эпохе рынка электрической энергии. 

     2. Рыночный выбор в электроэнергетике

     Переход от энергоснабжения к рынку электрической энергии происходит за счёт отделения конкурентоспособных видов деятельности от естественно монопольных (без деления вертикально  интегрированных хозяйствующих структур), либо за счёт реструктуризации электроэнергетики. Каждая страна выбирает свой путь и свои цели [3].
     Если говорить о целях, то можно выделить несколько групп:
     - Минимизация стоимости электроэнергии для потребителей за счёт повышения внутренней эффективности работы отрасли;
     - Привлечение иностранных инвестиций для повышения общей эффективности отрасли;
     - Внедрение конкуренции для повышения возможности выбора у потребителя;
     - Сглаживание разницы в ценах на электрическую энергию в различ-ных регионах страны;
     Методы реструктуризации также отличаются.Наиболее распространенной моделью является модель горизонтального деления ЭСО  с организацией отдельных компаний по видам деятельности:
     - Генерация электрической энергии;
     - Передача электрической энергии;
     - Распределение электрической энергии;
     - Сбыт электрической энергии.
     Это даёт возможность видеть их прозрачную и ясную финансовую отчет-ность, а также применять различные виды регулирования к различным видам деятельности. Например, отсутствие прямого регулирования в секторе генерации, прямое регулирование в секторе передачи, установление предельных тарифов на уровне сбыта или розничных предельных цен.
     Вторая модель предполагает сохранение вертикальной интеграции компании с обязательным разделением счетов и прозрачной отчетностью.
     Какой вариант реструктуризации не был бы избран, но конкурентный рынок электрической энергии предусматривает почти одинаковую конечную схему.
     Такая схема приведена на  рис. 3 (см. презентацию),  где показана структура  рынка и структура цен  и тарифов, формирующих совокупную стоимость единицы электрической энергии, покупаемой конечным потребителем.
     На оптовом рынке генерирующие компании конкурируют между собой, в результате там складывается цена Цг.
Совокупный тариф для потребителя составит:

                        Тпотр = Цг + Тпередачи + Траспределения + Тсбыт + ∆Цпотерь.

     Цена генерации (Цг) в тарифе для потребителя (Тпотр) составляет примерно 40%. Исходя из этого, эффект конкуренции в 1% в сфере производства снижается в точке потребления до 0,4%.Поэтому задача не должна ограничиваться только организацией конкуренции в сфере производства. Не может быть эффективным рынок электрической энергии, если неэффективно будет работать система передачи и распределения энергии. То же относится и к организации энергосбытовой работы - эффект от конкуренции в сфере производства сведётся к минимуму, если потребительский рынок электрической энергии будет продолжать работать по обычным договорам энергоснабжения. Поэтому задача повышения эффективности рынка электрической энергии в целом включает в себя и частную задачу - задачу повышения эффективности потребительского рынка, которая, в свою очередь, зависит от многих факторов, основные из которых:
     1.Наличие очагов неэффективности в электрических сетях:
     a) запертые мощности эффективных независимых электростан-ций; 
     b) «узкие» сечения  в электрических сетях;
     c) неиспользуемые присоединенные мощности;
     d) повышенные потери электроэнергии в сетях;
     e) повышенные расходы на эксплуатацию излишней трансформации по цепочкам передачи и т.п.
     2. Способность тарифной политики реагировать на наличие очагов неэффективности и генерировать инвестиционные сигналы на подавление неэффективности;
     3. Способность  тарифной политики предоставить возможность потребителю перейти в состояние пользователя сети для решения вопросов повышения эффективности своего энергоснабжения.
     4. Способность тарифной политики поставить работу энергосбытовых организаций в зависимость от удешевления электрической энергии и услуг по её передаче для обслуживаемых потребителей.
     Не исключено, что анализ всех вышеперечисленных проблем покажет, что с учётом новейших технологий более выгодным является вариант развития локальной генерации в узлах потребления. В таком случае задача перейдёт в плоскость развития локальных рынков электрической энергии, что в  перспективе и ожидается на потребительских рынках электрической  и тепловой энергии в преддверии истощения запасов традиционных видов топлива.

     3. Эффективность действующей модели потребительского рынка

     На рис. 4  (см. презентацию) показана схема потребительского рынка, образованного на базе вертикально-интегрированного АО-энерго (до реструктуризации).
     Модель потребительского рынка в секторе «А» является двухконтурной. 
     Первый  контур:  ФОРЭМ - АО-энерго, - представляет собой рынок с одним покупателем в лице АО-энерго. 
     Второй контур:  АО-энерго – потребители,  представляет собой регулируемый монопольный рынок, где в качестве продавца выступает АО-энерго.
      В первом контуре АО-энерго покупает основную часть электрической энергии и мощности на ФОРЭМ по регулируемым тарифам, остальную часть энергии он покупает на конкурентном оптовом рынке, в том числе по свободным ценам. Кроме того, АО-энерго поставляет на потребительский рынок электроэнергию и мощность, выработанную собственными электростанциями, по регулируемым тарифам. Для продажи потребителям  регулирующий орган устанавливает средневзвешенный тариф генерации – Цср, а также средневзвешенные цены на  энергию - Цэ/э и на мощность - Цм. Эти  цены в данном секторе потребительского рынка должна быть одинаковыми для всех потребителей, в любой точке данного потребительского рынка. Однако, поскольку данная цена (как составляющая часть тарифа) не доводится потребителю, нет уверенности в том, что именно эта цена учтена в каждом конкретном тарифе и доведена до каждого конкретного потребителя.
     Регулирующая комиссия к данной цене прибавит тариф на передачу электрической энергии, рассчитанный по классам напряжения в расчёте на 1 кВтч, и по шкале числа часов использования заявленной мощности (h) установит одноставочные тарифы для потребителя в зависимости от того, в какую группу он попал по шкале h. На базе этого тарифа комиссия установит и меню тарифов (одноставочный,  двухставочный и зонный).
Таким образом, потребитель, получив тарифы в упакованном виде, не имеет возможности произвести какой-либо анализ об их эффективности. Кроме того, потребитель отторгнут от конкурентной части оптового рынка и не может ни оценить, ни воспользоваться результатами конкуренции в сфере генерации.
«Упакованный» тариф не позволяет потребителю оценить обоснованность тарифа на услуги по передаче ему электрической энергии. Потребитель в принципе не может претендовать на какую-либо информацию, поскольку не имеет доступа к этим услугам, из-за того, что не имеет договора с оптовым рынком (или иным производителем энергии) на куплю-продажу электроэнергии. В поисках прозрачности работы с тарифами потребитель находит на своём потребительском рынке сектор «Б», где ему некая организация предложит услуги по энергоснабжению на более выгодных условиях.  Действительно, имея доступ к оптовому рынку электрической энергии, эта организация может получить экономию от покупки электроэнергии на конкурентном рынке, но продать данному потребителю электроэнергию по этим тарифам она не сможет, поскольку для потребителя утверждён регулируемый тариф. Выгода потребителя заключается в том, например, что данная организация возьмёт на себя обслуживание его внутризаводских сетей на безвозмездное обслуживание, плюс сервисное обслуживание энергохозяйства на льготных условиях. Как видно, данная схема договорных отношений не приближает потребителя к участию в управлении тарифной политикой.
     Наиболее приближённой к схеме, при которой потребитель становится полноправным участником рынка электрической энергии, является сектор «В», где потребитель, являясь субъектом оптового рынка, имеет прямой договор на поставку ему электрической энергии с оптового рынка. В данном секторе отдельно решаются вопросы покупки электрической энергии, отдельно – договорные отношения по оказанию услуг по передаче электрической энергии. Потребитель самостоятельно, без участия Энергосбыта АО-энерго решает вопросы сбыта. В данном секторе потребитель получает права пользования системой и начинает принимать участие в управлении сетями.

Вывод. Действующая схема организации энергоснабжения не способна  (за исключением сектора «В») генерировать и реализовывать сигналы по повышению эффективности потребительского рынка и не может рассматриваться как приемлемый вариант организации потребительского рынка в реструктурированной электроэнергетике 


     4. Эффективность модели потребительского рынка 
        после реструктуризации

     Модель потребительского рынка после реструктуризации можно представить в виде, представленном на рис. 5 (см. презентацию).
Субъектами данного потребительского рынка электрической энергии являются:
     1.Потребители, получающие электроэнергию по договорам с Гарантирующим поставщиком (на данной схеме показан один Гарантирующий поставщик, хотя по решению Правительства РФ их может быть несколько);
Потребители, получающие электроэнергию по договорам с Независимыми энергосбытовыми организациями. 
     2. Гарантирующий поставщик;
     3. Независимые энергосбытовые организации;
     4. Предприятия распределительных электрических сетей. Количество их определяется количеством существовавших до реструктуризации энергоснабжающих  организаций, включая коммунальные, муниципальные и иные;
     Электростанции АО-энерго здесь не показаны, поскольку они вошли в состав генерирующих компаний. Вероятно, генерирующие компании будут иметь на потребительских рынках узлы поставки электрической энергии. В таком случае схема дополнится узлами поставки электрической энергии.
     Данная модель предполагает три схемы покупки  потребителем электрической энергии:
     1.Через Гарантирующего поставщика;
     2.Через независимую энергосбытовую организацию:
     3.Прямые договорные отношения.
     Эффективность потребительского рынка в нашем случае будем оценивать по следующим параметрам:
     a. возможность потребителя получить выгоду  от конкуренции на оптовом рынке;
     b. возможность потребителя повлиять на повышение эффективности услуг по передаче электрической энергии;
     c. возможность использования эффекта от конкуренции на мероприятия по повышению эффективности рынка электрической энергии в целом.
     Что касается схемы покупки по варианту  3, когда потребитель имеет договорные отношения с оптовым рынком на поставку ему электрической энергии, а это даёт ему право на доступ к услугам по передаче электрической энергии, то в данной схеме потребитель может, при соответствующей тарифной политике, рассчитывать на положительный эффект по всем параметрам.
     В остальных схемах потребители не могут претендовать на это, поскольку не имеют доступа ни к оптовому рынку, ни к услугам по передаче электрической энергии.
     С этой точки зрения рассматриваемая модель ничем не отличается от прежней монопольной модели со всеми её недостатками. Потребитель как не имел, так и не будет иметь никаких мер воздействий на повышение эффективности потребительского рынка электрической энергии.
     По параметру «с» в литературе [3] высказаны предположения, что полученная в результате конкуренции прибыль производителя не обязательно будет направлена на повышение эффективности производства электрической энергии. Так же прибыль, полученная Гарантирующим поставщиком или Независимым энергосбытом  за счёт разницы между конкурентной ценой покупки и регулируемой ценой продажи, не обязательно будет направлена на повышение  эффективности потребительского рынка.

Вывод. Ожидать коренного изменения в эффективности энергоснабжения от реструктуризации электроэнергетики без целенаправленного изменения  тарифной политики не следует 

     5. Вопросы выбора параметров тарифной политики 
        на потребительском рынке

     Ниже будут приведены варианты развития тарифной политики на потреби-тельских рынках электрической энергии. Эти варианты даны в тезисном виде и предполагают развитие тезиса в процессе развития того или иного варианта. В рамках данной работы приведены лишь краткие контурные мнения относительно каждого варианта исключительно в целях понимания сути вопроса.
     1. Цена электрической энергии у потребителя.
     Приведенные варианты касаются исключительно цен на электрическую энергию, без учёта услуг на ёё передачу и иных услуг. Реструктуризация электроэнергетики предполагает организацию конкуренции на оптовом рынке и удешевление за счёт этого цен на электрическую энергию для потребителей, включая потребителей потребительского рынка. С этой целью ФЗ «Об электроэнергетике» предоставляет потребителю право выбора:
     а) быть субъектом потребительского рынка и получать электрическую энергию по договору с Гарантирующим поставщиком или
     б) стать субъектом оптового рынка электрической энергии и покупать электроэнергию по договору с Оптовым рынком.
     При любом из этих вариантов потребитель имеет право на эффект конкуренции электростанций на оптовом рынке. Для реализации этого права потребитель должен выбрать свой вариант:
     a. Потребитель применяет цены оптового рынка. Для этого требуется регистрация потребителя в качестве субъекта оптового рынка и переход его на договорные отношения с оптовым рынком в соответствии с Правилами оптового рынка. Данный вариант связан с ограничениями по присоединенной мощности потребителя и по пропускной способности линий электропередачи, соединяющих оптовый рынок с потребительским рынком.
     В ряде случаев расходы на выполнение мероприятий, предписываемых регламентами получения статуса субъекта оптового рынка, окупаются в течение длительного срока и такой вариант не всегда применим.
     b. Потребитель пользуется электроэнергией по регулируемой цене на потребительском рынке с учетом структуры цен поставщиков (утверждается РЭК). Однако, регулируемые тарифы не гарантируют потребителю получение эффекта от конкуренции в сфере генерации, поскольку ни Гарантирующий поставщик, ни независимая энергосбытовая компания не обязаны передавать эффект от работы на конкурентном рынке потребителям. Но в таком случае теряется смысл реструктуризации вообще. Поэтому на потребительском рынке должны быть проведены соответствующие изменения в тарифной политике.
     Для реализации эффекта от участия в конкурентном рынке в практике работы потребительских рынков применяются различные варианты, в частности:
     a. Индексация цены на потребительском рынке по индексу изменения цены на оптовом рынке, в том числе и на долгосрочной основе (5-7 лет).
     b. Регулирование розничных цен на электрическую энергию на потреби-тельских рынках в зависимости от показателей рентабельности энергосбытовых организаций.
     c. Учреждение энергосбытовых организаций в качестве компаний, находящихся в собственности потребителей электрической энергии в виде непосредственной кооперативной собственности либо косвенно через муниципальную собственность.
     2. Доступ потребителя к электрическим сетям.
     Термин «Доступ потребителя к электрическим сетям» может иметь два толкования:
     a. Процедура подключения электрических сетей потребителя к распределительным сетям данного потребительского рынка электрической энергии: получение Технических условий на подсоединение к сетям, выполнение выданных технических условий, выполнение мероприятия по подаче напряжения в сеть потребителя.
     b. Рыночное право потребителя на услуги по передаче электрической энергии с мощностью в размере, установленном техническими условиями на подсоединение данного потребителя к данным электрическим сетям (в МВТ). Указанная максимальная мощность является присоединенной мощностью потребителя.
     В настоящее время официально эта (или иная) терминология по доступу к сетям не установлена. Отсутствие чёткого термина не позволяет выстроить и чёткую позицию в формировании тарифной политики в части услуг по передаче электрической энергии.
     В данном случае вышеприведенное толкование (пункт b.) предлагается принять как вариант для понимания излагаемых в данной работе проблем тарифной политики.
     В тарифной практике применяется два варианта доступа:
     a. Добровольный доступ, когда предприятие электрических сетей может выдать доступ на условиях, продиктованных предприятием, либо отказать в доступе, если заявитель доступа не согласен с выставленными условиями.
     b. Обязательный доступ, когда предприятие электрических сетей не вправе отказать в доступе потребителю, кроме случаев технической невоз-можности нового подключения (или расширения) в данной точке. Любой отказ в подключении, либо условия подключения заявитель вправе оспорить в установленном порядке.
     Вариант (а.), считается дискриминационным по отношению к вновь подключаемым к сети потребителям. Эта дискриминация заключается в «навязывании» потребителю (при выдаче Технических условий на подсоединение) инвестиционных проблем, не связанных с данным подключением. Либо дискриминация заключается в необоснованном отказе в присоединении потребителя. Как в первом, так и во втором случае потребитель не имеет права на защиту.
     В практике тарифного регулирования отмечаются случаи решения инвестиционных проблем по подключению нового потребителя за счёт повышения тарифов для всех остальных потребителей, что также считается дискриминацией.
     Вариант (b.) законодательно закрепляет за потребителем право на подключение электрической сети на условиях, установленных в рамках государственного регулирования естественной монополии по вопросам выдачи технических условий на подсоединение. Предметом регулирования в данном случае должна стать инвестиционная нагрузка на нового потребителя, которую предприятие электрических сетей вправе потребовать исключительно в рамках стоимости схемы внешнего энергоснабжения потребителя и необходимости устранения ограничений в данном узле по параметрам технического состояния сетей. Порядок оценки инвестиционной нагрузки на потребителя должен быть оговорен в специальных положениях о доступе с тем, чтобы устранить указанные выше и иные способы дискриминации новых потребителей.
     3. Доступ электростанций к сетям.
     Опыт тарифной политики зафиксировал два варианта:
     a. Доступ к электрическим сетям электростанциям предоставляется.
     b. Доступ к электрическим сетям электростанциям не предоставляется.
     В варианте (b.) электростанции, не имея рыночного права на передачу выработанной ими электрической энергии, могут оказаться запертыми договорными отношениями третьих лиц за счёт загрузки сетей, к которым подключена данная электростанция. Поэтому вариант(а.) признаётся предпочтительным.
     При выдаче электростанциям доступа к сетям, электростанции соответственно получают доступ к услугам по передаче электроэнергии по этим сетям. Как правило, плата за эти услуги взимается в разы ниже, чем с потребителей. Но и этого достаточно для решения отдельных проблем, возникающих на рынках электрической энергии. 
     Имеются факты решения проблемы перераспределения производительных сил за счет дифференциации тарифов по мере отдаленности от центров генерации (см. рис. 6 презентации). На данном рисунке показаны дифференцированные тарифы на услуги по передаче электрической энергии, стимулирующие развитие генерации по мере удаления от центра с избытком генерации (совокупность электростанций – Г) и стимулирующие развитие потребления по мере приближения к центру генерации.